Андрей Канчельскис дал интервью о 1,6 млн долларов, которые он должен был получить от Навбахора

Новости спорта

Андрей Канчельскис дал интервью о 1,6 млн долларов, которые он задолжал Навбахору

Тренер дал интервью обо всех подробностях. 28 августа ФИФА вынесла решение в пользу Андрея Канчельскиса против Навбахора в пользу российского тренера. Общая сумма процентов по полученным претензиям превысила 1,6 миллиона долларов.

Канчельскис дважды приезжал на пост Навбахора. После увольнения в июне 2019 года он вернулся в команду через несколько месяцев и тренировал до октября 2020 года. Корреспондент Матч ТВ побеседовал с бывшим тренером Навбахора.

— Какова основная причина расторжения контракта?
— Во-первых, это футбольная тема, во-вторых, человеческий фактор. Вы не можете работать, пока готовите завтрак, вам не платят за это. У меня нет терпения. Непрофессионалы также сыграли свою роль в клубе. С ними невозможно спорить. Очень сложно что-либо доказать людям, не занимающимся футболом. Хотя в других командах республики достаточно непрофессионалов, мне жаль болельщиков Навбахора, такие люди не достойны управлять клубом.

— Кого вы имеете в виду под непрофессионалами?
— Рядовые бизнесмены, связанные с клубом. Так часто бывает и в России. Некоторые мошенники в других сферах хотят научить профессионалов, что такое футбол. Давным-давно пришел председатель правления «Волги» борец Сватковский и два-три часа учил игроков бегать. Это нормально — относиться ко всем в соответствии с их собственными представлениями, но приятно, что каждый занимается своим делом.

«Те бизнесмены пригласили вас туда?»
— Нет, я вел переговоры с губернатором Наманганской области, а потом он перешел на другую работу. Когда я был там, в клубе сменились три руководителя. Смена руководства не всегда дает положительный эффект. Вместе со вторым тренером Алексеем Беленковым мы старались не обращать на это внимания и работали по максимуму. В результате Беленкова необъяснимо обвинили и уволили. Он также подал жалобу в ФИФА и ожидает положительного решения.

«Он жаловался задолго до вас?» Ваша апелляция была решена быстро только потому, что вы были Канчельскисом?
— Нет, это не так. ФИФА уже приняла решение по делу Беленкова. Решение CAS в настоящее время находится на рассмотрении.

— Клуб предлагал вам компромиссные варианты?
— Мой контракт предусматривал компенсацию в размере 200 тысяч долларов, а также зарплату, медицинские расходы, и я был готов уступить, но теперь компромиссов быть не может. Мне до сих пор не вернули деньги, которые я потратил на лечение коронавируса в частной клинике в Ташкенте, хотя это было год назад. Но это не большие деньги. Кстати, стоимость лечения также оговаривается в договоре. Это человеческое отношение. Сейчас они предлагают несколько вариантов, но этот вопрос для меня закрыт.

— Каковы последствия для клуба?
— Не знаю, как Навбахор отреагирует на краску. Я хочу, чтобы люди поняли, что нельзя допускать подобных вещей. Мы узнали, что в ФИФА есть такая структура и КАС. Не нужно так себя вести, дело не только в футболе.

— В соцсетях Узбекистана руководство «Навбахора» написало, что вас обвиняют в алкоголизме. Так ли это на самом деле?
«Они должны что-то сказать, они должны извиняться». Судя по всему, они ухватились за слова Ромашенко. Я всегда жил на базе Навбахор. Если бы так сказал хотя бы один игрок, с которым я работал, этот вопрос мог бы стать темой для обсуждения. Это клевета.

— Жалеете о возвращении в Навбахор?
«Трудно отказаться, когда губернатор разговаривает с вами и предлагает начать все сначала. В целом я ни о чем не жалею. У нас были хорошие результаты до пандемии, мы шли на третьем месте. Потом вся команда заразилась коронавирусом, начался сложный период, и руководство начало переломить ситуацию вместо того, чтобы поддерживать нас. Хотя мы понимали тяжелое финансовое положение клуба и согласились снизить зарплату, видимо, эти вещи не были приняты во внимание.

— Как вы оцениваете свою работу в «Навбахоре»?
— Трудно оценить мою работу. Когда я был в клубе, трех игроков вызвали в сборную, а еще одного в олимпийскую сборную. Даже Урунов перебрался в чемпионат России. Я помню цитату Алишера Усманова, который сказал, что если хоть одного игрока вызывают в сборную России, это успех. Вызвали Семёнова. Возможно, это тоже показатель. Что касается результатов, то с «Пахтакором» было сложно бороться, но мы играли с ними одинаково. Спасибо болельщикам! Они очень любопытные, но справедливые. Желаю им здоровья. К сожалению, такая ситуация произошла.

— Что бы вы посоветовали футбольному руководству Узбекистана?
— Нам нужно внимательно следить за тем, что происходит в руководстве профессиональных клубов. Некоторые лидеры сообществ, получающие государственные деньги, тратят их неэффективно. То есть мы видим непрофессиональный менеджмент в управлении соревнованиями и клубами. В связи с этим наблюдается снижение уровня узбекского футбола. Похожая ситуация и в России. Профессионалов мало. Руководству Федерации футбола Узбекистана следует разработать комплексную программу развития игры с учетом менталитета, возможностей и целей. Например, привнеся в российский футбол немецкую или голландскую модель, команда не станет Германией.

В Узбекистане любят футбол и умеют играть. Есть возможность создать эффективную систему подготовки резерва и экспортировать игроков в сильнейшие лиги Европы. Взять хотя бы Ахмедова, Шомуродова или Урунова. К сожалению, в Узбекистане нет условий для повышения уровня подготовки профессиональных менеджеров. Исходя из своего опыта, я убежден, что руководству федерации и лиги следует приступить к разработке учебных программ и обучению ветеранов узбекского футбола менеджменту, экономике и спортивному праву. Непрофессионализм или жадность мешают развитию конкуренции. При этом в стране действительно много сознательных людей, но не хватает качественных менеджеров, которые разбираются в футболе и заботятся о нем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *